Мы так долго ее искали…

Мы навестили участников нашего Клуба приемных родителей, семью Наговицыных, Алексея, Анну и их приемную дочку Кристину. В общении за чашечкой чая незаметно пролетели два часа. Наши друзья поделились, что долгое время не решались взять ребенка, в браке они уже 10 лет. А год назад появилась готовность взять ответственность за чужую жизнь.

Супруги рассказали, что годовалая Кристина весила меньше, чем их домашний кот. Множество диагнозов девочки не повлияли на их решение об удочерении. В семье Кристина начала расцветать, сказала свое первое слово, почти сразу набрала в весе. Семья Наговициных делится своей историей:

«В моем сердце с детских лет жила мечта взять ребёночка из детского дома, чтоб разделить с ним тепло и уют семьи. При знакомстве с будущим мужем, Алексеем, узнала, что он воспитывался в большой и дружной семье. Приемные родители Алексея воспитали 24 ребенка, из них только четверо – кровные дети. В доме царила любовь и дружба, в этой атмосфере и него появилось желание взять ребёночка.

При обсуждении планов после свадьбы Алексей боялся сказать мне о желании взять малыша. Не помню, как тогда договорились, но пришли к нашей мечте спустя почти 10 лет супружеской жизни. Думаю, что это было временем подготовки. Поняли, что пора действовать – время не стоит на месте.

Начали узнавать, что нужно на начальном этапе. Сходили в службу опеки, где нам дали перечень необходимых документов. Первым делом нужно было пройти “Курсы приемных родителей”. Мы были в восторге от полученных знаний – хотелось попробовать их на практике. Затем собирали медицинские и финансовые справки, бумаги по квартире и об отсутствии судимости. Наконец нам дали заключение, что мы кандидаты в усыновители. Это было только начало.

После постановки в очередь на усыновление, мы ждали почти два месяца: нам говорили, что детей нет, что надо ждать и самим смотреть в Федеральный базе детей, оставшихся без попечения родителей. Мы каждый день просматривали базу, звонили, узнавали информацию по разным деткам, но нам отвечали, что этот малыш уже скоро познакомится с родителями или ждет окончания суда, чтобы поехать в новую семью. Мы не понимали, как можно сидеть и ждать, когда дети, лишенные родительской любви и домашнего тепла находятся в учреждениях.

Однажды, когда я листала фотографии деток на сайте Федеральной базы, меня зацепил безнадёжный, совсем не детский взгляд одной малюточки, ее звали Кристина. Я показала мужу фотографию, и Алексей, не раздумывая, поддержал. Мы начали узнавать, где девочка, как с ней познакомиться. Я каждый день смотрела на ее фотографию и хотела, как можно скорее обнять и поцеловать нашу избранницу. В соцзащите нам выдали направление на знакомство, и мы поехали в дом ребенка, где находилась наша будущая доченька.

Нас проводили в зал, где очень долго рассказывали о диагнозах девочки. Мы понимали, что в учреждение не попадают дети с «идеальным» здоровьем — невозможно пережить такую травму без последствий. После прочтения всей истории болезни нас спросили: “Готовы ли мы посмотреть девочку?” На что мы твердо ответили: “Мы приехали, чтобы с ней познакомиться.”

В зал принесли маленький комочек счастья! Она светилась от того, что её взяли на руки и уделили внимание. Когда Алексей взял Кристиночку, она начала гулить. Воспитатели очень удивились: девочка никогда ни с кем не разговаривала. Мы посмеялись, что это «знак». На самом деле, когда только нашли ее в базе, то уже тогда решили, что это именно она. Мы решили, что, если Кристине дана жизнь, почему она не может провести ее в семье? Не хотелось отдавать ее снова кому-то – мы так долго ее искали…

Забрать Кристину получилось только через месяц, когда прошел суд. Заполнили ещё целую кучу бумаг, наконец, поехали домой с нашей принцессой. Сразу после суда по состоянию здоровья Кристине нужна была срочная операция. Хотя обычно дети остаются в учреждении до вступления в силу решения.

Первое время были трудности с кормлением, с режимом дня. У девочки обнаружилась непереносимость молока, что и создавало проблемы с кормлением и мешало набирать вес. Кристина была очень маленькая и легкая, как пушинка. Даже наш кот весил больше, чем она. Вначале было непросто. Первые четыре месяца малышка лежала и занимала себя сама, чем могла, звала только, когда ей было что-то нужно. Но когда она поняла, что её любят и что она достойна большего, стала очень требовательной, и сейчас не упускает возможности получить порцию внимания, которого ей так не хватало первые 11 месяцев жизни.

Сейчас у Кристины стоит диагноз о задержке развития, мы 3-4 раза в год проходим реабилитацию с массажем и ЛФК, занимаемся с дефектологом. Кристина очень внимательно слушает, когда с ней разговаривают, все понимает и очень любит совместные занятия. Сейчас ей год и 8 месяцев, пока она не ходит самостоятельно, но очень старается и стремится к новым открытиям.

С появлением Кристюши жизнь в нашей семье изменилась. Алексей очень любит проводить время с дочкой – они понимают друг друга с полуслова. Я не всегда могу делать, то что хочется, приходится подстраиваться под режим дня доченьки. Это совсем меня не угнетает, а наоборот я чувствую, что делаю очень важное дело, которое приносит счастье и новые победы каждый день.В одной детской песне поется, что первое слово ребенка “мама”, а у нас “папа” – Кристюша во всем особенная!»

Предыдущая новостьСледующая новость