«Сейчас я точно могу сказать: наставничество меняет жизни детей-сирот»

«Сейчас я точно могу сказать: наставничество меняет жизни детей-сирот».

Всё детство Тоня провела в детских госучреждениях. Мы познакомились с ней в приюте, ей было тогда 13 лет. Тоня не шла контакт, демонстративно уходила с занятий, которые мы проводили. Позже она рассказала, что специально оставляла дверь приоткрытой, чтобы быть в курсе всего, что у нас происходит. Постепенно ее сердце оттаивало, мы стали встречаться и вне приюта. Наши отношения из наставничества переросли в дружбу. Сейчас Тоне 27 лет, она работает, учится в педколледже и участвует в благотворительных проектах. Читайте ее историю ниже.

«С раннего детства я оказалась в доме малютки города Кудымкар, потому что родители были в тюрьме. Когда мне было 8 лет, мама восстановила родительские правах и забрала меня в Пермь.

Жизнь с мамой оказалась не такой, как я представляла. Я пошла в школу и часто прогуливала, потому что мама заставляла просить милостыню возле мужского монастыря – денег всегда не хватало. Дома были постоянные пьянки и разные незнакомые мужчины.

Когда я стала постарше, одноклассницы посоветовали уйти из дома. Я и так часто ночевала, где придется. И мы решили, что будет лучше, если нас заберут в приют. Меня вместе с моими двумя младшими братьями, погодками, тогда им было 3 и 4 года, забрали в приют для несовершеннолетних. В приюте я впервые познакомилась с волонтерами, которые приходили к нам каждую неделю. Сначала я присматривалась и делала вид, что меня не интересует все, что они делают. Я демонстративно убегала и хлопала дверью. Меня зацепило, что они не отставали от меня, а продолжали со мной пытаться найти контакт и искренне хотели помочь. После приюта меня определили в детский дом.

Из детского дома я выпустилась в 17 лет, не зная, куда пойти учиться и как дальше жить. В 18 лет я начала задумываться о смысле жизни: думала, что со мной не так, почему все так происходит – у меня накопилась целая куча вопросов, которые некому было задать. Несколько раз я хотела покончить жизнь самоубийством, потому что проблем, которые я не могла решить, было очень много.

В это самое время в моей жизни появились два человека, Юля и Наташа. С Наташей мы познакомились еще в приюте, куда она приезжала с занятиями. Теперь мы стали встречаться чаще, она познакомила меня с Юлей. Они обе стали моими старшими подругами и наставницами, направляли в правильное русло. Вместе мы проводили много времени, беседовали обо всем – я получала поддержку и заботу, которой мне так не хватало.

Они терпели мои выходки, о которых мне сейчас стыдно вспоминать. Я бывала грубой и вспыльчивой, могла резко ответить. Но я чувствовала, что меня не отвергают и принимают такой, какая я есть. Это помогло мне поверить в себя и начать меняться. Думаю, именно этого мне так не хватало всю жизнь. Благодаря их поддержке и влиянию, я изменилась. До сих пор у нас теплые отношения, я всегда могу приехать к ним в гости и знаю, что мне будут рады. Я счастлива, что однажды мы встретились и подружились.

Юля помогла мне решить вопрос с получением жилья от государства, и я думаю о его расширении. Сейчас я учусь в педагогическом колледже, помогаю своим родными братьям и сестрам, которых у меня 7, участвую в благотворительных проектах «Дома». И я точно могу сказать: наставничество меняет жизни детей-сирот!»

Предыдущая новостьСледующая новость